RUR
EUR
USD
ГлавнаяКаталогВоенные фотографии 1850 - 1917 : Российская Императорская Армия р27
р27. Лоцман Хабаров, командир лоцманов. С нагрудным знаком лоцманов. Имеется ФИО. Фото-удостоверение.

р27

Лоцман Хабаров, командир лоцманов. С нагрудным знаком лоцманов. Имеется ФИО. Фото-удостоверение.
Размер: 6х10см.
Добавить
в избранное
Товар уже в корзине





Историческая справка:

Лоцманские команды подчинялись капитанам (командирам) над морскими портами. Положение их юридически приравнивалось к правовым нормам морских команд. Но лишь в 1836 году они получили форменную одежду и то потому, что генерал-интендант Морского министерства был озабочен неприглядным видом лоцманов, появляющихся на военных судах и «особливо на придворных пароходах и яхтах во время высочайшего присутствия».

«Положением о морских лоцманах» (1890 г.) было утверждено 6 лоцманских округов — Беломорский, Балтийский, Кронштадтский, Черноморский, Каспийский и Восточный. Портовые лоцманские объединения, имевшие своеобразное устройство, обычно отличавшиеся замкнутостью н рядом специфических черт, получили свои уставы. На лоцманские должности принимали моряков, знавших основы судовождения, владевших иностранным языком, способных быстро ориентироваться в самых сложных ситуациях, прекрасно освоивших гидрологический режим того участка моря, где предстояло работать. В шторм, холод, туман выходили лоцманы встречать суда или провожать их в дальнее плавание. Тысячи судов спасли они на рейдах Балтийского моря, в проливах Моонзундского архипелага, в Онежской и Двинской губа х Белого моря. В одной из лоций начала XIX века роль портового лоцмана определялась следующим образом: «Лоцман в бурную погоду пред портом также необходим мореплавателю, как мачта и парус потребны для корабля...» И не пустыми фразами были слова лоцманской присяги: «Еще обещаю и клянусь, что вверяемые моему попечению суда буду охранять и защищать до последнего моего издыхания от всяких опасностей и всемерно предупреждать всякий вред и убытки, могущие произойти от засорения водяных путей или от корыстных и торговых расчетов, или от нерадения моего и во всех делах служения моего иметь в уме... не свои личные выгоды, но честь Российского флага, пользу морской службы...»

Эти слова никогда не расходились с делами российских лоцманов. История запечатлела на своих страницах немало подвигов, героических традиций, которые и сегодня составляют одну из славных сторон лоцманской службы.

Накануне Великой Октябрьской социалистической революции лоцманские организации представляли собой разнообразные по структуре, но общие по задачам, профессиональные объединения — так называемые товарищества, артели и общества. Открывшийся в Петрограде 20 августа 1917 года Всероссийский учредительный съезд лоцманов попытался разработать некоторые мероприятия, направленные на укрепление связей между лоцманами всех русских морей и усовершенствование лоцманской службы. На основе решений съезда был подготовлен Устав лоцманского союза, подписанный в январе 1918 года наркомом по морским делам П. Дыбенко. Первая всероссийская лоцманская организация ставила перед собой следующие задачи: обеспечение безопасности плавания, т. е. правильное функционирование лоцманской службы, ее дальнейшее развитие и усовершенствование; объединение всех лоцманов, содействие профессиональному развитию своих членов; улучшение быта лоцманов, оказание материальной помощи им и членам их семей.

В суровые и сложные годы гражданской войны и иностранной интервенции торговое мореплавание резко сократилось, некоторые лоцманские организации прекратили свое существование, другие же неоднократно подвергались различным преобразованиям. Петроградские лоцманы с 1 сентября 1917 года были зачислены на военно-морскую службу по вольному найму при Петроградском военном порте. Кронштадтские лоцманы к исполнению военно-морской службы были привлечены еще в 1915 году и работали в составе боновой партии Охраны Кронштадтского рейда.

На Белом море прославленные архангельские лоцманы активизировали свою деятельность с момента установления Советской власти — с февраля 1920 года. На Черном море возобновление проводки судов николаевскими лоцманами началось также лишь после изгнания белогвардейцев в феврале 1920 года. Почти в то же время развернули работу новороссийские лоцманы, которым приходилось осуществлять сложную проводку судов через минные заграждения в районе Геленджик — Новороссийск — Анапа. В декабре 1920 года была образована группа крымских лоцманов для работы в районе Севастополь — Скадовск — Ласпинская бухта.

Междуведомственное совещание по вопросам реорганизации лоцманской службы, состоявшееся в марте 1922 года, постановило иметь морских лоцманов в следующих местах: на Черном море — в Одессе, Николаеве, Очакове, Херсоне, Севастополе, Керчи (для всех портов Азовского моря) и в Новороссийске; на Балтийском море — в Кронштадте н Петрограде; на Белом море — в Архангельске н Онеге; в Кольском заливе Баренцева моря — в Мурманске. Начальники остальных морских портов создавали лоцманские организации по мере надобности.

В июле 1922 года был утвержден Устав морских лоцманов, узаконивший их положение в качестве военных моряков. Статьи Устава, касающиеся специфики лоцманской службы, развивали и дополняли Положение 1890 года.

На сложную и ответственную лоцманскую работу обычно шли моряки, имевшие большой опыт судоводительской практики, знавшие как свои пять пальцев район, в котором предстояло сопровождать суда, владевшие иностранными языками. Развивалась техника, совершенным радиолокационным оборудованием оснащались суда, однако лоцманы оставались незаменимыми помощниками капитанов.